Некоторые интересные руки с точки зрения хиромантии. Рука генерала сэра Редверса Буллера

Правая рука генерала Редверса Буллера (иллюстрация II), является хорошим примером того, как на одной ладони могут быть две линии ума.

 

 


Одна из них находится на уровне линии второй линии ума и между ней и линией сердца, которая пересекает ладонь с одной стороны до другой.

Линии от линии жизни у основания первого пальца также заслуживают интереса.

Сама по себе рука длинная интеллектуального типа, хотя большой палец расположен немного в необычной позиции. Это свидетельствует о силе воли и уверенности.

Мизинец является одной из наименее развитой частью ладони сэра Редверса Буллера; это свидетельствует, что он был человеком не слишком красноречивым. Он не мог защитить себя словами, когда назревал какой-либо скандал.

Линия судьбы и линия Солнца также являются довольно четкими. Можно заметить, как они пересекаются на холме Сатурна. Это является хорошим знаком на любо руке, т.к. означает некоторый благоприятный поворот судьбы в тот момент, когда они пересекаются.

Некоторые интересные руки с точки зрения хиромантии. Правая рука Вильяма Уайтли

Правая рука Вильяма Уайтли, одного из серьезных английских бизнесменов, является прекрасным примером ладони представителя бизнеса. Его зачастую назвали «универсальным провайдером», т.к. в его магазинах и на складах можно было найти все, что угодно от иголки до корабля.

У него квадратный тип руки с действительно длинными пальцами и линией ума, расположенной близко к линии жизни. В характере Вильяма Уайтли не было ничего импульсивного и предосудительного. Он был известен своей осмотрительностью и был готов к любым неожиданным ситуациям.


 

Линии судьбы и Солнца на его руке четко очерчены. Также на его руке есть какая-то странная необычная линия, поднимающаяся из центра линии судьбы к основанию холма Юпитера, но она обрывается линией, проведенной от холма Марса к холму Солнца. Эта линия показывает, что он был убит выстрелом в своем кабинете. Убийцей оказался его предполагаемым внебрачный сын.

Когда я получил отпечаток его руки, я предупредил его об опасности и о насильственной смерти.

Очень спокойно он спросил: «Когда мне ждать этой опасности?»

Я ответил: «Примерно через тринадцать лет».

Тринадцать лет спустя он был убит насмерть на пике своей успешной карьеры.

 

Дополнительная информация